c_200_150_16777215_00_images_stories_2012_zastavki_zakon1.jpgУже расхожим стало мнение о том, что у нас предпочитают жить не по законам, а по понятиям. И там, где можно обойти закон, многие его действительно обходят. Почему в стране не работают многие законы? Причин много. Одну из них в своё время назвал глава государства — правовой нигилизм. По словам парламентариев, не редкость, когда нужная и полезная инициатива, оформленная в законопроект, после его прохождения через правительственные структуры и Государственную Думу, остаётся далёкой от первоначального замысла и нежизнеспособной.

Мощным тормозом для успешной правоприменительной практики вновь принятого закона весьма часто остаётся несвоевременное сопровождение его подзаконными актами, без которых он подобен автомобилю без колёс.
Но, пожалуй, самая банальная причина неработоспособности законов - слабое знание их должностными лицами. Сами законодатели признают, что сегодня в России, в отличие от многих европейских государств, в системе муниципального и государственного управления отсутствует постоянно действующая служба правового образования, специального обучения при переходе чиновника с одной должности на другую.
Своим мнением о том, почему в стране не работают многие законы, делятся эксперты «Парламентской газеты».

«Страх за нарушение закона гораздо меньше получаемой выгоды»

Борис Альтшулер, член Общественной палаты, председатель Правления РОО «Право ребенка»:
- В нашей стране всегда блестяще выполняется любой карательный закон в отношении граждан. Но если говорить относительно власти или бизнеса, то все сложнее.
Приведу пример: очень хороший закон о запрете продажи несовершеннолетним алкоголя. Он катастрофически не выполняется - в Москве при свидетелях и в неположенное время продают несовершеннолетним водку и прочий алкоголь без последствий. Причина очень проста - правовой нигилизм и, в сущности, отсутствие закона в Российской Федерации.
Когда депутаты принимают закон, санкции за его неисполнение обозначают чрезвычайно мягкие. Если подобное нарушение закона допустит какая-нибудь торговая точка в Соединенных Штатах Америки или в Европе, то она перестанет существовать после решения суда, владельца лишат лицензии на торговую деятельность, то есть нарушение правил закона влечет прекращение бизнеса. В наших условиях оно влечет штрафы, которые гораздо меньше того дохода, который они получают, нарушая закон. В этом и заключается абсурд. Закон нарушают не просто так, а потому что это выгодно, выгодно получать на этом добавочный доход. Страх за нарушение закона гораздо меньше получаемой выгоды, и в этом смысле у нас не могут работать законы.
Еще пример - качество продуктов, которое мы имеем. Ясно, что предварительная сертификация в ее прежнем виде - совершенно бессмысленная вещь, потому что все сертификаты покупались. Чиновники сидели на местах, у них был доход, они получали взятку и выписывали бумагу. Эта практика умерла примерно год назад. Мы приблизились к западной схеме, когда нет предварительного контроля, но есть выборочный контроль в магазине, осуществляемый приходящими инспекторами: если обнаруживается нарушение, то наступает санкция. Здесь существуют два условия, которые у нас обычно не соблюдаются. Во-первых, коррупция проверяющих, но это еще решаемая проблема. Во-вторых, размер санкций и обнаруженные некачественные продукты. То есть, размер санкций таков, что позволяет магазину травить население. Если продукт некачественный, его нельзя употреблять, на это и существуют нормы. Однако, такие продукты продают: переделывают наклейки и т. д. Санкция в Российской Федерации - небольшой штраф. А где-нибудь в Германии, Франции или Штатах, если инспекция обнаружит, что в магазине есть нарушение правил по срокам, качеству, это повлечет за собой закрытие бизнеса по суду. Поскольку санкция очень серьезная, присутствует самоконтроль, а значит, там людей не травят.

В законопроектах заложен обман

Леонид Ольшанский, лидер движения «Гражданская инициатива московских депутатов», почетный адвокат России, лауреат премии за права человека, вице-президент Движения автомобилистов России:
- Ценности, минные поля или обман бывают заложены в самом законопроекте.
Десять лет через Госдуму продвигали закон об ОСАГО. Лоббисты этого законопроекта уверяли, что будет как на Западе: ударились две машины, водители обменялись карточками, и деньги автоматически пошли на ремонт. Но когда законопроект был принят, то выяснилось, что сумма составила всего 160 тысяч рублей или чуть больше, и классическая метафора, что горбатый «запорожец» въехал в шестисотый «мерседес» перевернулась с ног на голову. Минимальную сумму выплачивает страховая компания, а львиную возможно получить лишь через суд. А по судам Россияне стали ходить еще больше: сначала они судятся с ГАИ на предмет того, кто виноват, потом со страховой компанией о количестве выплаченной суммы, а затем и между собой – страховая компания выплатила мало денег, давай мне оставшуюся разницу. Смысла в законе я не вижу.
Другой пример. Дмитрий Анатольевич Медведев, будучи Президентом, сказал: талон техосмотра – это никому не нужная бумага. Необходимо было смотреть в суть высказывания – отменить надо процедуру. Но очевидно, что талон будет существовать в электронном виде или же в формате некой справки. Но ОСАГО не пройти без техосмотра, а без ОСАГО снимут номера, и на дорогу нельзя будет выехать.
Третий пример. За езду без водительских прав предусмотрено наказание - лишение свободы на 15 суток. Но некоторые по-прежнему ездят без водительских прав: кто-то был лишен прав, а кто-то не имел их вообще. Поэтому то, что законопроект становится нерабочим, виноваты лоббисты законопроекта, которые преследуют свои цели, иногда нарушающие принципы морали, этики и социальной справедливости.
Приведу пример, когда законопроект работает хотя бы частично. В Москве поднялся штраф за нарушение правил дорожного движения больше, чем в других регионах. Однако, Сергей Собянин и его заместитель по транспорту Николай Лямов строят тоннели, развязки, метрополитен, «карманы». Я живу на Мосфильмовской улице, где пробок стало меньше, появились парковочные «карманы». Параллельно вдвое расширился Мичуринский проспект. Обе магистрали находятся в западном округе столицы. Вот яркий пример того, когда штраф работает, потому что у человека есть альтернатива: встать в «карман», или поехать по правилам. Но в других городах, к сожалению, альтернативы нет - дороги узкие и кривые, можно проехать только на танке.

Правовой нигилизм - это национальная психология

Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации:
- Существует понятие о правовом нигилизме. Те, кто принимает довольно строгие законы, считают после их принятия свою функцию исполненной, а те, кто возмущается строгостью этих законов, втайне полагают, что их это не коснется.
Такой стереотип часто распространяется и на правоохранительные органы, поэтому даже с учетом строгого законодательства, тем не менее, в обществе существует так называемый нормативный люфт. Граждане как бы отделяют себя от законов, считая, что исполнять их не обязательно. И удивляются, когда в конце концов налоговая или правоохранительные органы все-таки призывают их в грубой форме эти законы исполнять. Это национальная психология.
Чиновники и правоохранители являются группой риска, они считают, что российское законодательство их не касается. Они регулируют свою деятельность специальными функциями, ведомственными приказами, вневедомственными актами и отделяют себя от уголовного кодекса Российской Федерации и так далее, что в корне неверно.
Это то, о чем говорил Дмитрий Медведев, обсуждая термин «правовой нигилизм». В первую очередь, это касается как раз профессионалов, профессиональных юристов.

«Парламентская газета»